Эротическая киберсказка

В некотором царстве, в некотором государстве жила была Марфуша, девушка нарядная и лицем пригожая, от кавалеров отбоя не было, не лентяйка, не грязнуля, вся работа по хозяйству в её руках спорилась, всё выходило чинно да ладно.

Раз под вечер стучатся к ней в хатку страннички, горемыки, голь перекатная. Пусти, - говорят, - хозяйка на ночлег, а мы тебе в хозяйстве подсобим, отработаем. Сжалилась над ними Марфуша, да и послала ночевать в овин. А саму интерес разбирает, что за страннички такие? Первый-то был собой чёрен и с огнём во взоре, второй же русый, со спокойным, добрым взглядом. Так что пошла Марфуша к ним в овин, всё разузнать, да видать быстро у них дело сладилось за горилкою, так что и опомниться не успела, как раздвинула свои ноженьки белые, а первый странничек уже над нею пыхтит.

И вот, поебалась Марфуша с первым, и показалось ей мало, поебалась и со вторым, для разнообразия, а потом опять с первым, поскольку он ебался сильнее, а потом опять со вторым, чтобы расслабиться, так первая ночка-то у них и прошла. Солнышко встало на востоке, петухи запели, коровы замычали, и пошла Марфуша по хозяйству заниматься, птиц подоить, коров пощупать, сена накосить себе на зиму, да мало ли дел-то по хозяйству, всегда найдутся. А от странничков всё равно никакого прока в хозяйстве не было, потому как после той ночки спали они без задних ног, восстанавливая здоровье.

Долго ли, коротко, близится дело к вечеру, цапля кричит в камышах, солнышко садится к западу, а в лесу расцветает папортник-трава, народ подтягивается клады искать. Только Марфуше не до этого, идёт она опять в овин к первому странничку ебаться, потому что соскучилась, потом ко второму, чтобы он не обижался, потом опять к первому, чтобы всё по справедливости, а потом опять ко второму, потому что он уже отдохнул и готов был ебаться снова, так вторая ночка-то у них и прошла. Вот уже и подниматься пора, птичье молоко и коровьи яйца в райцентр везти на продажу, потому что рынок он с утра, а там никого ждать не будут. А страннички опять спят себе весь день, как убитые.

Вернулась Марфуша к вечеру, доспехов прикупила, в огороде поковырялась для очков алхимического умения, а тут уже и солнышко садится, да дождик собирается, небо хмурится, а воздух душный такой стоит, тревожно что-то. И вот, пошла Марфуша к своим странничкам в овин опять ебаться. Легла сначала со вторым себе спокойненько, и вдруг как будто громом ударило (а это и вправду ударило, потому что сработала верятность грозы). Ебаться-то ебётся, но чувствует Марфуша, как будто с нею что-то не в порядке, как будто некий важный для неё, сущностный порядок нарушен, как будто сбилась она со счёта, и не знает уже кто она и с кем она и для чего она здесь. И чувствует она, как будто какая-то огромная серая сила лишь немного передвинула железнодорожную стрелку, а поезд её жизни уже несётся не дальше по просторам родного края, а на этой же огромной скорости да прямо и в тупик, на верную погибель.

И пыталась Марфуша сосредоточиться и вспомнить всю свою прежнюю жизнь, расчитывая найти решение или подходящий момент для рестарта, а курсор мышиный так и оставила на иконке "ебаться", так что ебаться она не перестала, но душа её отошла уже далеко. А в это время здоровье второго странничка стало падать, потому что никому не под силу столько ебаться без перерыва, без чаю с конфектами, а Марфуша всё подмахивает и подмахивает на макросе. Вот уж и красная полоска его сократилась до нуля, но тут, из-за ошибки в программе, она зашла за ноль и стала уходить дальше в отрицательные числа. И Перводвигатель, стремясь исправить ошибку, начал забирать понемногу здоровье у всех существ вокруг, равномерно. Так что странничек, хотя и ебался уже мёртвенький, стал высасывать изо всех жизнь, чтобы продолжать приятные движенья, и чтобы член стоял.

Первым, стало быть, умер первый странничек, от старости, и очень скоро все в деревне той Марфушиной померли от старости, а потом и в районе все померли, а потом другие уже и войска подтянули, пушки, слонов, колесницы, пытаясь огнём и мечём стереть с лица земли смертоносный очаг, но с Перводвигателем не поспоришь, так что все они тоже вскоре умерли от старости, и все страны умерли, и все континенты, а оставшиеся пытались зарыться в землю, чтобы не достал их Перводвигатель, и кричали горам - падите на нас. Но так они могли лишь отложить свою очередь на время, за счёт других.

Cкоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, и скопилось в Марфушиной матке в это время множество спермиев, и проникли они не только в те яйцеклетки, что лежали приготовленные в матке, но поползли вверх и оплодотворили все те, что были отложены до поры до времени в яичниках. И стали все яйцеклетки делиться, и образовалось множество зародышей, а поскольку места в Марфушином животе осталось мало, то росли они вкривь да вкось, нелепым образом, поверх друг друга и сквозь друг друга, толкаясь, пинаясь и кусаясь. Так образовалось приблизительным счётом 88 000 различных видов живых существ.

И когда теснота, спёртый воздух, миазмы отходов и взаимные мучения Марфушиных деточек стали невыносимы, закричали они все тогда, что надо нам выбираться отседова, иначе лучше бы нам и не зачинаться вовсе на позор всем 444 мирам, сущим и несущим. А выйти естественным путём через влагалище они не могли, потому что член мёртвенького странничка всё продолжал и продолжал ебать их мамочку. И тогда старший сыночек сказал - я знаю, как нам выйти. А у него были железные когти. Полоснул он ими папочку по члену, и срубил его подчистую, и открылся проход на волю. И радостно ломанулись все живые существа из мамочки наружу, на простор, хорошо им сразу стало в новом, практически пустом мире, весело, прыгают себе на одном месте, визжат, лапками машут, в носу ковыряют, ползают по всему экрану, ебутся друг с дружкой, балуются, одним словом, а Перводвигатель их всех теперь поддерживает.

А тут уж и будильник прозвенел, посмотрела Марфуша на часы, и поняла, что засиделась совсем, аж под утро, и надо скорей собираться на работу. Натянула чулки, деловой костюм, кофею с бутербродом хлебнула, кое-как накрасилась, и побежала на остановку, чтобы не опоздать на автобус. А существ всех оставила она на экране в качестве скринсейвера, чтобы монитор не прогорал в каком-то одном месте. А работала она тогда секретаршей в Министерстве Сельского Хозяйства и Заготовок. Вот... Ну что стоите, идите, идите отседова!

24.1.2004